Там, где будет победа

Там, где будет победа

21.03.2022 Выкл. Автор Автодилер

Интервью редакции журнала с Вячеславом Гутаком, который в свои 18 лет добился огромных успехов в автоспорте.

В первую очередь, стоит поздравить с победой на этапе азиатской серии «Ле-Ман» в Абу-Даби. Немногие в таком возрасте достигают таких успехов. Как вообще прошла гонка?

На самом деле, это настоящий фильм, потому что я думал, что такое бывает только в кино. Ведь в субботней гонке, которая у нас шла довольно хорошо, в сравнении с предыдущим этапом в Дубае, у нас загорелся автомобиль. Он просто сгорел дотла. Поэтому механикам пришлось проделать невероятную работу, и мы от лица всех пилотов были им безумно благодарны. Это было настоящее чудо, что мы вообще вышли на гонку в воскресенье. Поэтому гонка началась с того, что из куска угля сделали едущий прототип. Нам аплодировали только за то, что мы вышли на старт гонки.
Но самая большая интрига вышла в том, что, когда мы ехали на первом месте и оставалось два круга до финиша, у нас закончилось топливо. Понятное дело, что необходимо было заехать в боксы, но мы решили рискнуть. Ведь если бы мы заехали в боксы, то мы бы упустили победу, да и подиум в принципе, поэтому было принято решение продолжать ехать. Финишную черту мы пересекали на пустом баке, буквально докатываясь. Именно поэтому можно сказать, что это были невероятные эмоции. Даже не представляю, как это можно описать словами. Вот эта секунда, когда машина выкатывается из поворота и ты не знаешь, доедет ли она до финишной черты или нет на первом месте. Просто сердце замирало, если честно. Команда из 40 человек, двадцать секунд гробового молчания – это что-то сумасшедшее.

Вы ожидали такого развития событий в своей судьбе? Что из картинга можно попасть на определенного рода вершину.

В какое-то время у меня был спортивный кризис. Тот единственный раз, когда я опустил руки. Это было в 2020 году, когда наступило ковидное время и в это же время случился перелом ребра. После того, как этот кризис был пройден, я сказал самому себе: «Я больше никогда не сдамся». Поэтому, конечно, я был к этому готов, но не могу поверить, что это случилось. Это меня поражает.
В пятницу вечером я шел один по автодрому Яс Марина в Абу-Даби и смотрел на масштаб всего, что находится вокруг меня. В этот момент пришло осознание того, что я кусочек настолько большого события, причем немаловажный, что аж дух захватывало. Тут еще такой момент, что, когда переходишь из картинга, ты делаешь сразу достаточно большой шаг. Да, картинг – это очень важная школа для любого гонщика, но ты оказываешься после либо в прототипах, либо в формулах, либо в классе GT. Нет никаких промежуточных серий. Именно поэтому, хочешь ты этого или не хочешь, но ты уже должен быть готов ко всему.

Можете ли вы каким-то словом определить свой стиль вождения?

Не знаю, можно ли это назвать стилем вождения, но могу выделить определенный недостаток, который, возможно, связан с некоторой неопытностью. Я не умею быстро подстраиваться к новой технике, то есть мне реально нужен идеально настроенный автомобиль, и тогда я могу быть невероятно быстрым. Но все мы понимаем, что идеального автомобиля не бывает, а если и бывает, то крайне редко. Особенно когда автомобиль настраивается сразу для троих человек.

То есть не хватает больше какого-то технического опыта?

Не совсем. В один момент я очень много работал в области настройки автомобиля и преуспел в этом. Потому что сейчас я могу отлично чувствовать автомобиль и сказать, что с ним происходит в данный момент, чего не хватает, что нужно добавить и так далее. Сейчас больше нужно работать в сторону вождения, потому что иногда перебарщиваю с настройками и нужно уметь подстраиваться. Особенно если брать в расчет то, что часто меняются условия на трассе. Ты должен быть ко всему этому готовым и быстро ехать на том, что тебе дают.

Как вообще получилось попасть из картинга в класс спортпрототипов, еще и в такую команду, как G-Drive?

Две самые главные вещи в автоспорте – средства и знакомства. Автоспорт в принципе можно назвать, к сожалению или счастью, самым дорогим спортом из всех, поэтому деньги – это основополагающая составляющая. С G-Drive получилось так, что мой папа вышел на контакт с Ромой Русиновым, руководителем команды, а тот, в свою очередь, вывел нас на Феликса Портейро, который является моим нынешним тренером. Так и получилась эта безумная идея проехать Азиатскую серию «Ле-Ман» за команду. У меня было всего два тестовых дня в классе LMP3. По результатам этих тестов было решено попробовать. Из всех пилотов я был подписан последним буквально за неделю до начала Азиатской серии «Ле-Ман».

Получается, что родители – это главная опора и поддержка?

Да, абсолютно верно. Папа мой самый настоящий друг, и он делает для меня не то что все, а кратно больше. Я даже не представляю, как ему это удается.

А был ли какой-то пример для подражания с точки зрения гонок? Многие ведь мечтали быть Шумахером или Сенной.

Я точно могу сказать, что у меня не было кумира, поскольку я достаточно поздно начал заниматься автоспортом – в 12-13 лет. Это были времена расцвета Льюиса Хэмилтона и да, в целом, он вместе с Даниэлем Риккардо мне импонируют, но я их не воспринимал для себя как пример для подражания.

Если задуматься над будущим, то где и как вы себя видите с точки зрения автоспорта? Не хочется попробовать себя в каком-нибудь кузовном чемпионате или Формуле?

Я провел тесты перед Азиатской серией «Ле-Ман», то есть после картинга в классе GT4, Формуле и спортпрототипах, которые прям запали мне в душу, ведь с точки зрения строения – это самая настоящая Формула. Машина класса GT, которую я тестировал три дня, чувствовалась объективно тяжелой после карта, поэтому мне было как-то некомфортно. Что касается Формулы, то я искренне верю, что в ней очень интересно и круто, но все-таки бюджеты там невероятные, как и в гонках на выносливость, которые кажутся мне более захватывающими как для зрителей, так и для пилота. Ведь этот командный дух, когда на одну машину несколько гонщиков и куча механиков, из кольцевых гонок можно прочувствовать только там. Но это все не столь важно, поскольку в качестве конечной цели я себе поставил заработок автоспортом. В любом его проявлении, ведь это то, что я в действительности люблю.

А какие ближайшие цели стоят в планах на этот год?

У нас сейчас предстоит достаточно большая работа по поиску спонсоров, потому что очень хочется принять участие в Европейской серии «Ле-Ман» и, соответственно, подготовке к ней вместе с поиском места в какой-нибудь из команд.
Ну и да, я забыл упомянуть, что в моей гоночной карьере конечной целью является «24 часа Ле-Мана». Я очень надеюсь и верю, что я ее достигну в ближайшие годы.

Что вы можете пожелать тем ребятам, которые смотрят на подобные достижения и говорят: «Я тоже так хочу»?

Все мы понимаем, что это огромные деньги, да и какой-то поддержки со стороны государства ждать не приходится. Я, например, после выигрыша в гонке не смогу даже получить звание мастера спорта. Если же говорить в общем, то в Калининградской области самая большая проблема – это отсутствие какой-либо инфраструктуры для развития автоспорта. У нас нет автодрома, как и ни одной картинговой трассы, где ребята могли бы тренироваться и начинать свою профессиональную карьеру.
Именно поэтому, если возможности ограничены, я бы обратил внимание на киберспорт, который начал развиваться семимильными шагами. Понятное дело, что это не сравнится с настоящими гонками, но симрейсинг дает представление, как едет настоящий спортивный автомобиль. И это очень круто. Также есть множество любительских серий, вроде РСКГ LEGENDS, где идет довольно плотная борьба, интересные машины и можно себя реализовать. Самое главное – идти к своей мечте, и тогда точно все получится, несмотря на разного рода преграды.