Национальное достояние

23.09.2014 0 Автор Автодилер

«Автодилер» встретился с господином Валтышевым, соучредителем и директором по развитию ООО «Лана-Автотрейд» — официального дистрибьютора «КамАЗа» в Калининграде, и выяснил, что Александр Зигмундович собирал тот самый стотысячный грузовик. Этот факт вызвал огромный интерес — предоставилась возможность прикоснуться к Легенде буквально рукой.

В 60-е годы прошлого века экономика СССР нуждалась в увеличении парка грузовых автомобилей, особенно современного типа с грузоподъемностью от 8 до 20 тонн с более экономичным дизельным двигателем. И в августе 1969 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли ряд документов, в том числе Постановление № 674 от 14 августа 1969 «О строительстве комплекса автомобильных заводов в Набережных Челнах Татарской АССР». Заводы должны были специализироваться на производстве только большегрузных автомобилей. Строительству производства в данном месте способствовало месторасположение города — в центре страны. Наличие судоходных рек Камы и Волги и  близость железной дороги позволяли обеспечить будущего автогиганта строительными материалами, сырьем, оборудованием и комплектующими. По первоначальному проекту он должен был производить 150 тыс. большегрузных автомобилей и 250 тыс. двигателей в год.
Уже 13 декабря 1969 года экскаваторщик Михаил Носков вынул первый ковш земли на промышленной площадке будущего автогиганта на Каме. И в начале 1970-х «КамАЗ» был объявлен ударной комсомольской стройкой.
Первый автомобиль сошел с главного сборочного конвейера 16 февраля 1976 года — бортовой КамАЗ-5320. А спустя три года, в июне 1979 года, с главного конвейера сошел стотысячный грузовик. На тот момент рост производства на «КамАЗе» побил все мировые рекорды и стал беспрецедентным для СССР…

1

В воображении обывателя «КАМАЗ» —  большая машина, которая потрясает воображение. Как Вы связали свою жизнь с этим производством?
Я закончил авиационный институт.
Поэтому с большими формами понимаете, что делать.
Не просто с большими, а с очень большими! Моя специальность — ракетные двигатели. По идее, я должен был работать в космической промышленности.
Это такие же масштабы?
Ну, нет. Тогда наша космическая промышленность была «впереди планеты всей», а «КамАЗ» только-только зарождался.
Вы, Александр Зигмундович, стояли у истоков?
Ну, не скажу, что у истоков, но стотысячный КАМАЗ я собирал.
Размер машины имеет значение для ее сборки?
Если собирать «Жигули» и «КАМАЗ», то нет никакой разницы. Точно такие же технологии, только другие размеры.
А специалист, который собирал КАМАЗ, сможет работать на западных производствах?
Конечно, сможет.
То же самое?
Там уровень технологий выше: мы немного отстаем, лет так на 15, а так — то же самое, и ничего сверхъестественного нет. Когда я уходил с «КамАЗа» 10 лет назад, на заводе собирали полторы-две тысячи машин в месяц. Сейчас изменилось все кардинально — и технологии, и качество. Современные конвейеры «КамАЗа» сейчас не отличишь, например, от Mersedec-Benz. Все на высшем уровне. Кстати сказать, кризис 2008 года очень помог «КамАЗу».
Каким образом?
В 2006 или в 2007 году было принято решение о том, что пришла пора создавать новые автомобили и под это было закуплено новое оборудование. Но когда в кризис «все встало» и делать было нечего, начали ремонтировать производство — крыши, полы, стены, все приводили в порядок… Есть еще один момент, как работает наш автопром. Если на Западе все идет эволюционным путем, то у нас в России меняют все и сразу, а затем начинают с нуля.
Александр Зигмундович, а практикуется ли традиционная российская смекалка при сборке КАМАЗов?
Конечно! Тем более что у нас все делается в последний день, что мне всегда не нравилось. Такой у нас стиль работы — получить задание, неделю отдыхать, потихоньку раскачаться, а потом в течение нескольких дней перед выпуском совершить героический поступок. Все напрягаются, работают сверхурочно, по выходным, психуют…
Так почему КАМАЗ — хорошая машина?
Потому что она хорошая. И для России всегда была такой. Но когда КАМАЗ начали  выпускать, было только четыре модели и два вида двигателя. А сейчас — только спецтехники свыше двух тысяч наименований! Огромный проект, на любой вкус и цвет!

10
То есть КАМАЗ знают во всем мире не только благодаря гонкам?
Когда был Советский Союз, все страны соцлагеря ездили на наших машинах. Такого же результата мы добились перед кризисом — 33% КАМАЗов уходили на экспорт. Это — огромная цифра! Потом, правда, был спад, и сейчас эта цифра составляет 15%. Тоже немало!
«КамАЗ» — национальное достояние нашей Родины?
Да, конечно. Завод — 1 100 метров в длину и 500 метров ширину.  И работают на нем 20 000 людей. Громадный завод. В советские времена руководители ездили по нему на велосипедах. А вообще, в лучшие времена на «КамАЗе» работало 170 000 человек.
Так это же целый город!
А это город и есть. 500 000 населения тогда было в Набережных Челнах, и 170 000 работали на заводе. Остальные жители — это бабушки, дедушки, тетушки и дети.
Александр Зигмундович, Вы гордитесь тем, что работали на «КамАЗе»?
Конечно, горжусь. И все, кто когда-либо там работал. И отношение к этому заводу, как к родственнику! Когда руководство приезжало, выходили бабы наши с завода, операторы, наладчики, ремонтники, и чихвостили нас «на чем свет стоит»! Я тогда работал главным инженером. 23 года жизни отдал «КамАЗу»… Когда завод сгорел в 1993 году, женщины ревели, как белуги! Они понимали, что все кончилось для них! Годы были интересные, что говорить…
А как встретили новую страну на «КамАЗе»?
Этого никто не заметил. Все как шло, так и шло.
Какие преимущества у современного КАМАЗа перед западными автомобилями?
Он дешевле, серьезно дешевле. Для наших условий надежнее во много раз. «Мерседесы» такую соляру «есть» не могут, и по нашим дорогам им ездить сложно. КАМАЗы — очень крепкие машины. Я наблюдал, как лет семь-восемь назад в африканских странах, в песках износа КАМАЗам не было вообще. Ну, сломается что-то, так водитель там подправит, здесь подкрутит, и все — дальше поехал. КАМАЗ проще в обслуживании намного, и запчасти дешевле в разы. И ездит, где захочешь.
Для современного водителя эта машина удобна?
Вполне. Я сам на них ездил. Сейчас там есть все, что нужно для водителя.
Но такие грузовые машины разбивают дороги…
Конечно, поэтому КАМАЗ делают трехосным, чтобы этого не происходило. Хотя, с точки зрения экономики, такая машина «ест» больше топлива. Но сейчас любые есть — и двухосные, и трехосные, и четырехосные. На любой случай. КАМАЗ для России — оптимальный вариант.
На момент публикации пришла хорошая новость: победителем ежегодного конкурса «Лучший коммерческий автомобиль года в России» в номинации «Грузовик года» стал КАМАЗ М1842 (5490). Церемония награждения состоялась в Москве, в рамках Международной специализированной выставки грузовой техники AUTOTRANS-2014, которая проходила с 8 по 11 сентября в МВЦ «Крокус-Экспо».
Магистральный тягач КАМАЗ М1842 (5490) — это существенный технологический прорыв компании в производстве автомобилей для коммерческих грузоперевозок. Его отличительная черта — кабина, созданная в сотрудничестве с концерном Daimler AG. Отметим, что данный грузовик уже побеждал в конкурсе «Лучший коммерческий автомобиль года в России» в 2012 году, но в другой номинации — «Перспектива года». «КамАЗ» не собирается останавливаться на достигнутом: на рынке появится еще несколько комплектаций М1842.