Игорь Плешков о достижениях и планах команды «Томас-Бетон Racing»

11.07.2013 0 Автор Автодилер

Вы успешный бизнесмен, политик, активный общественный деятель. Чему Вы больше уделяете внимание в данное время?

16 февраля у меня родилась дочь. Так что на данный момент мой мир перевернулся, и вселенная начала вращаться вокруг малыша. Это уже четвертый ребенок, но я считаю, что это только начало. На мой взгляд, после сорока жизнь только начинается. Именно к этому возрасту мы уже многое знаем, многое умеем и в состоянии многое изменить. Поэтому у меня па сегодняшний день столько планов и проектов, что даже не знаю, что из этого списка можно выделить как приоритетное направление. Главное, что бизнес отлажен, процессы выстроены, и есть возможность посвятить свое время социальным проектам.

 Насколько известно, у Вас есть своя гоночная команда. Расскажите о ней поподробнее.

    В автоспорте я уже 5 лет. С 2008-го по 2010-й выступал в роли обычного спонсора команды ACT Racing. Как вы помните, тогда наступил кризис, ребята пришли ко мне с просьбой помочь, и я решил поддержать команду. В течение двух лет я смотрел на менеджмент, на подход к делу и сделал вывод, что многие вопросы парни решают неправильно, хотя ребята хорошие. В определенный момент со мной связалась инициативная группа, которая предложила оптимизировать расходы команды и достичь гораздо более высоких результатов. Я оценил их бизнес-проект и решил организовать собственную команду. В Эстонии у прибалтийской команды, которая просто не смогла продолжать существование из-за кризиса, купили Honda Civic. Этот чисто раллийный автомобиль позволил нам в 2010 году обратить внимание на «Томас-Бетон Racing» всех, кто интересуется гонками. Мы «свалились» на чемпионат как метеорит на Челябинск. Команда сразу стала чемпионом северной Европы! Здесь хотелось бы отметить заслуги нашего бессменного пилота Дмитрия Мячина. Его вклад в победы команды трудно переоценить. Именно его талант и бойцовский дух заставил и нас двигаться вперед.

Вскоре оказалось, что Honda просто-напросто не могла ехать так быстро, как требовалось, поэтому мы заказали в Renault-Sport новый, по-настоящему спортивный автомобиль Renault Clio. По цене его можно сравнить с боевым слоном махараджи, а обыкновенный Clio он напоминает лишь силуэтом и фирменным ромбиком на решетке. Именно на нем мы стали чемпионами Литвы в 2011 году, а в Европе по банальной случайности заняли второе место. Конечно, хотелось бы два года подряд взойти на верхнюю ступень пьедестала, но в спорте нет сослагательного наклонения. Тем не менее стабильный результат -признак мастерства нашей команды. В 2012 «Томас-Бетон Racing» вновь чемпион Северной Европы, плюс к этому мы победили в Кубке Латвии, где представлены были экипажи, выступающие в Чемпионате мира, то есть команды с самыми серьезными амбициями. Таким образом, калининградская команда громко и безапелляционно заявила о себе на самом высоком уровне и заставила считаться с собой основных звезд автоспорта в классе «Ралли». Без ложной скромности скажу, что когда команды «Лукойл», «Газпром» и «АвтоВАЗ» остались в зеркале заднего вида нашего Clio, я «подрос» на несколько сантиметров (это, конечно, фигурально выражаясь). Особенно приятно, что мы победили пол попри водных грандов в абсолютном зачете на своем моноприводном провинциальном болиде, за рулем которого находился наш калининградский пилот. Успех прошлого года поставил перед нами новую цель — в этом сезоне команда будет выступать в Кубке Европы. Это новая ступень и совершенно другой уровень. Этапы в Австрии, Италии, Украине, Турции…

 Новый уровень — это новый автомобиль?

    Нет. В этом сезоне команда использует тот же «Рено Клио», конечно, с некоторыми модификациями. На сегодняшний день в нашем распоряжении два вида подвески — для асфальта и для гравийной трассы. Хочу отметить, что замена и настройка каждый раз обходится примерно в 20 000 евро, так что пе верьте тем, кто говорит, будто теннис — дорогой спорт. Однако могу сказать, что мы готовы к новым трассам и новым вызовам, которые встретятся на пути к подиуму.

Преимущество нашей команды — это маленький, но очень профессиональный коллектив: пилот, штурман, два механика и администратор. В то время как соперники содержат по 6 ассистентов инженера, 10 заместителей механика и тому подобное. В этом плане мы выступаем как Давид против Голиафа. Тем слаще вкус побед для нашей команды! Растут затраты, но в то же время возрастает призовой капитал. А значит, мы идем в правильном направлении. Главное, то что мы двигаемся вверх, а не топчемся на первом месте в одном и том же чемпионате. Стагнация — это яд для спортсменов. Хотелось бы поблагодарить за поддержку и наших партнеров — компанию Motul —  они нам очень помогают и лают нам дополнительный стимул развиваться.

 Если следующий этап — Кубок Европы, то что для «Томас-Бетон Racing» является «планом Максимум»?

   Кубок Мира! Это не шутка и не фигура речи. Безусловно, переход в эту категорию подразумевает увеличение расходов, расширение штата и тому подобное, но мы готовы! Гак что могу сказать, что в обозримом будущем Калининград выйдет на мировой уровень в Ралли. Поэтому я полон энтузиазма, готов к новым свершениям и жigor_pleshakov2ду не дождусь начала сезона.

Поскольку я родился в далеком 1970 году, Вы можете представить, какие автомобили меня окружали в период, когда мой интерес к машинам стал по-настоящему ощутимым. Тогда автомобиль был роскошью. В 1991-м, когда я вернулся из армии мы с другом напополам купили «Москвич 2141». Из Сибири летали в Москву за запчастями, чтобы восстановить машину и собрать из нее нормальный автомобиль! Однако это была машина как бы на двоих. Уже после армии я устроился на работу в ДОСААФ и приобрел вазовскую «восьмерку». А вообще, самым первым автомобилем был ЗИА 130 моего отца. Касательно других автомобилей можно сказать, что я консерватор. Машина для меня как член семьи. С 2000-го до 2010-го я ездил на внедорожниках. Nissan Pathfinder — прекрасный автомобиль. Затем были Lexus 470, Lexus 570, а в 2011-м случайно зашел в салон и увидел Audi А8. Знаете, я сразу влюбился в этот автомобиль.

А есть ли у Вас машина, о которой мечтаете?

Мое личное мнение состоит в том, что в границах Калининградской области нет условий для супермашин. Дорогие автомобили, дорогие костюмы, вообще дорогие вещи -это демонстрация статуса. Я, например, очень люблю сложные часы (поскольку сам механик по образованию, часы меня попросту восхищают), а автомобиль для меня всего лишь средство передвижения, поэтому я очень спокойно отношусь к так называемым «суперкарам». Однако, справедливости ради, скажу, что маленькая «хотелка» у меня недавно появилась: на Женевском автосалоне в этом году был представлен Rolls-Royce Wraith. Вот это стильный и практичный автомобиль, а поскольку у меня никогда не было личного водителя, практичность — главный критерий, по которому я сужу о машине.

 Вернемся к тому с чего начинался наш разговор — социальные проекты, которыми Вы занимаетесь…

    Идея «Пешки» возникла после двух происшествий с участием пешеходов, свидетелем которых я стал лично: на улице Гагарина и на Московском проспекте. Не стану вдаваться в подробности, но, например, в Берлине за весь 2012 год на пешеходных переходах не сбили ни одного пешехода, а у нас не проходит недели без сообщений о ДТП именно на переходах! Это вопрос и культуры вождения, и организации дорожного движения в принципе. ГИБДД стала бизнес-корпорацией, а не регулирующим органом. Однако, задумайтесь — завтра пешеходом может стать каждый из нас, не говоря уже о том, что дети — по определению пешеходы. Десятки и даже сотни детей получают травмы и гибнут под колесами автомобилей каждые полгода.

Я считаю, что эта проблема заслуживает особого внимания! Внимания и государства, и каждого из нас. Мое глубокое убеждение, что начинать надо с себя, поэтому в прошлом сентябре на всех наших грузовиках появилась надпись «Мы Тебя Любим, Маленький Пешеход!». Идея состояла в том, что человек (даже взрослый) все равно по отношению к 40-тонному грузовику — маленький. В наступившем году инициативная группа также планирует некоторые акции, но я пока не стану раскрывать их суть.

Ваши проекты носят некоммерческий характер. Насколько сложно находить соратников на добровольных началах в наше меркантильное время?

Конечно сложно, но все-таки находятся энтузиасты — и это приятно. У нас па самом деле команда меньше 10 человек, которые планируют акции, сами их воплощают в жизнь, а я поддерживаю финансово и организационно. Надеюсь, что со временем число наших активистов заметно увеличится.